Банки развитых и развивающихся стран: необратимое падение против неудержимого роста?

3 февраля 2012

 

Модератор сессии Антон Карамзин отметил в начале дискуссии, что, как показал кризис последних двух лет, банки развивающихся стран научились лучше управлять рисками и ценовой политикой, чем их аналоги с развитых рынков.

Петр Авен не стал критиковать западные банки, но отметил, что у российских банков прочнее позиции для ведения бизнеса внутри страны (у них лучше представление о рисках и т. д.). Он отметил несколько факторов риска в России, в том числе высокие темпы роста. Если в других странах в последнее время наблюдалось сокращение банковского бизнеса, то в России банки демонстрировали очень высокие темпы роста (на 80% в корпоративном секторе, на 40% – в розничном), что привело к чрезмерной долговой нагрузке корпоративного сектора и ограничило перспективы дальнейшего роста российских банков (тогда как аналоги, у которых наблюдалось снижение, будут демонстрировать более высокие темпы роста). Петр Авен ожидает, что розничные и корпоративные кредиты вырастут в ближайшее время соответственно на 20–25% и 10–15%, рост депозитов также замедлится по мере снижения доходов. В долгосрочной перспективе проблемой станет ограниченный доступ банков к капиталу и ликвидности. В целом он оценивает краткосрочные перспективы российских банков как относительно стабильные.

Нуриэль Рубини отметил, что причиной кризиса 2007–2009 годов стали развитые рынки, в первую очередь США, а затем еврозона, в том числе из-за чрезмерно высоких долгов, неадекватной компенсации, получаемой финансовым сектором, а также плохо регулируемой теневой банковской деятельности. В итоге банки были вынуждены снижать долговую нагрузку и увеличивать капитал и ликвидность. Преимущество банков из развивающихся стран было в том, что они пережили серию финансовых кризисов в 1990_х, которые снизили долговую нагрузку и улучшили макроэкономические показатели. В списке развивающихся стран есть слабые места (некоторые страны Центральной и Восточной Европы), а Китаю еще предстоит в полной мере ощутить последствия недавнего кредитного бума. Впрочем, экономика развивающихся стран будет расти намного быстрее, чем развитых, доля первых в мировом ВВП будет увеличиваться и им потребуется значительное усиление финансовых систем. Ранее уже отмечалось появление новых финансовых центров, таких как Шанхай, Дубай, Сан-Паулу и Москва, и этот процесс будет продолжаться. Взаимосвязь рынков положительно сказывается на работе банков развитых стран и на инвестициях в развивающиеся рынки, но она может порождать проблемы, когда банки из развитых стран начнут быстро возвращать фонды и капиталы на свои национальные рынки.

Алексей Симановский считает, что не следует сравнивать и противопоставлять банки развивающихся и развитых стран. В каждой стране и каждом регионе есть «хорошие» и «плохие» банки. Он провел аналогию с плохими и хорошими учениками в школе. Те, кто выполняют рекомендации регулятора, успешно ведут свой бизнес, те, кто не выполняет их – терпят неудачу. Он признал, что ЦБ также может допускать ошибки, и он не является идеальным институтом, однако центральный банк, по крайней мере, понимает эти ошибки и работает над улучшением регулирования.

Кайрат Келимбетов согласился с модератором, отметив, что казахстанские банки раньше вступили в период кризиса, и потому в стране раньше прошли реформы регулирования. Роль последнего заметно возросла в нынешнее время, в отличие от тех лет, когда наблюдался быстрый рост. Банки по-прежнему предпочитают иметь дело с государственными компаниями, располагающими большим капиталом. Кайрат Келимбетов признает, что банки должны быть частными, однако в сложные времена государственные финансовые институты (такие как Самрук-Казына, Банк развития Казахстана и ВЭБ) должны разделять риски, которые не могут брать на себя коммерческие банки – именно так и сделало правительство Казахстана. Обсуждать ситуацию в банковском секторе следует с учетом более широкого макроэкономического контекста и структуры. Учитывая доминирующее положение добывающих отраслей в экономиках Казахстана и России, банкам надо сфокусировать внимание на реальном секторе экономики, малом и среднем бизнесе и найти свою нишу, в то время как правительство с помощью национальных компаний должно работать над диверсификацией экономики.

Олег Вьюгин говорил о самой надежной (наименее рискованной) модели работы банков. По его словам, таким является небольшой региональный банк, принимающий депозиты от местного населения и выдающий ему кредиты, и при этом хорошо знающий свою небольшую клиентскую базу. Однако у такого банка будет очень низкий доход. Для его увеличения необходимо увеличение бизнеса и арбитраж. Именно этим и занимается большинство банков – они быстро расширяют арбитраж, но их управление рисками не справляется с темпами роста. Следовательно, необходимо уделять больше внимания управлению рисками.

Сергей Васильев видит главную проблему в системе внутреннего управления рисками через систему штрафов и поощрений. По его словам, мы живем в эпоху приватизации доходов и национализации убытков; во время кризисов государственные банки должны брать на себя риски частных банков.

Майкл Милкен в начале своего выступления заявил, что один из рисков кроется в предположении об однородности определенных рынков и экономик. Например, Южная Корея, население которой считается одним из самых образованных в мире, значительно отличается от Таиланда, Норвегия – от Испании и Греции. Еще одна ошибка – нежелание усваивать «уроки истории» в отношении того, на каких рынках кроются большие риски. Многие рыночные инструменты, на первый взгляд характеризующиеся невысокими рисками, как то, например, ипотечные ценные бумаги с рейтингом AAA, на деле оказываются самыми ненадежными. Что касается долга, то уже давно ясно, что корпоративные займы характеризуются меньшим риском, чем розничные кредиты, а самые высокие риски присущи суверенному долгу. Майкл Милкен привел в пример шесть банковских ошибок, повторяемых снова и снова из года в год – это избыточная долговая нагрузка, ссуды под залог недвижимости, несовпадение сроков банковских активов и пассивов, суверенные риски, неправильное восприятие рейтингов и непонимание сути национальных и региональных валют. В заключение он указал на еще одну проблему – финансовые институты, критерием оценки которых считается их размер – и размеры которых в итоге стали слишком велики для тех экономик, в которых они работают. Финансовые компаний играют в мире столь важную роль и имеют настолько больше долговых обязательств, чем другие компании, что нам просто необходимо понять тех людей, которые несут ответственность за принятие решений в таких организациях.

В конце выступления спикеры подытожили основные моменты пленарной сессии. Нуриэль Рубини указал на слишком большие объемы инвестиций в неправильные формы капитала и на большое количество крайностей, в которые впадают рынки, заметив, что необходимо больше инвестировать в человеческий капитал и инфраструктуру. Сергей Васильев заявил, что необходимо самым серьезным образом пересмотреть природу риска банковского сектора. Кайрат Келимбетов предположил, что экономикам необходимо правильное сочетание государственной и частной поддержки. Майкл Милкен завершил выступление, сказав, что нам нужно лучше знать историю и глубже понимать риски, а Алексей Симановский указал на схожесть задач, стоящих перед развивающимися рынками и западными банками.